Разнотон: информирован, значит вооружен

Определимся для начала в терминах. Разнотоном в полиграфии называют отклонение цвета в одном тираже. То есть: Если заказчик принес нам некую цветопробу или образец цвета, а мы в этот цвет не попали, — этот случай не подпадает под понятие «разнотон», а именуется непопаданием в цвет. А вот если в тираже один и тот же задуманный дизайнером цвет встречается в отличных от «номинала» вариантах — это и есть разнотон.    
С ним мы и разберемся.

В современных полиграфических стандартах описаны денситометрические плотности, придерживаться которых печатник обязан, если не желает прослыть бракоделом. Следует сказать, что не только параметры оптической плотности влияют на итоговый цвет, но нам в нашем разговоре для показательного примера вполне достаточно рассмотреть именно их.

optika.png
Насколько мы видим, для каждой краски установлена зона значений плотностей, в которую необходимо печатнику попасть. Например, при печати на мелованной глянцевой бумаге для Cyan’a — это 1,45±0,1. То есть печатнику предоставляется возможность при приладке попасть в эту «вилку», а вариации по плотности уже внутри одного тиража допустимы в пределах ±0,05. Что это в итоге означает?

Моделируем практическую ситуацию.
В печать поступил заказ — 24-страничная брошюра формата А4 со скреплением на скрепку. На каждой странице внутреннего блока такого издания дизайнером сделаны цветные плашки-колонтитулы. Плашки выкрашены цветом с рецептурой CMYK: 80c25м20y10k.
Чтобы отпечатать внутренний блок такого издания на печатной машине формата А2, необходимо запустить в печать 3 двусторонних спуска — 3 печатных листа, на каждом из которых расположится по 8 страниц формата А4. Что произойдет, если печатник на первом спуске выдержит для Сyan’a плотность 1,40, на втором — 1,45, а на третьем — 1,50? Что произойдет, если в этих спусках для остальных трех красок будут выдержаны также разные (но попадающие в допуски) плотности? Произойдет то, что мы получим (увидим) три немного разных цвета в таких плашках-колонтитулах. При этом к печатнику не предъявить никаких претензий, поскольку он полностью попал в нормы. Эти «три разных цвета» не сказать, что будут сильно отличны друг от друга, но человек с хорошим цветовым зрением отличия заметит и тем более — если ему предъявить эти три результата для сравнения друг с другом. То есть разнотон фактически у нас запрограммирован принципиальным несовершенством полиграфической технологии.        
Может возникнуть вопрос: А почему бы печатнику не придерживаться показателей плотности строго в 1,45 без всяких «плюс/минус»?    
Ответ: Если бы это было в принципе и безусловно возможно, то стандарты не подразумевали бы «вилку» значений в этом параметре.
Причиной этого «плюс/минус» является то, что многие из характеристик печати (регламентных значений которых и добивается печатник при приладке) неизбежно отклоняются от нормали в процессе печати тиража. Осуществить приладку и по окончании её жестко «застолбить» важнейшие параметры, влияющие на цвет, — практически невозможно. Нередко, в самом начале тиража мы имеем значения по плотностям в печатном спуске:        
С — 1,40, М — 1,50, Y — 1,30, К — 1,90,
а в конце тиража уже:
С — 1,50, М — 1,40, Y — 1,40, К — 1,80.
В этом случае все параметры у нас в норме, их «дрейф» относительно нормали тоже в норме, а вот цвет фактически получаем — различный. Во всяком случае — заметно различный.

Мировая конструкторская мысль в полиграфическом машиностроении бьется над задачей свести к минимуму все потенциальные причины разнотона, но полностью и на 100% эта задача до сих пор не решена даже в самой современной и новейшей полиграфической технике (речь о классической офсетной печати с увлажнением). Поскольку в качестве причин происходящего выступает немалое количество факторов, среди которых мы только что рассмотрели лишь один. Но к этим же факторам смело можно отнести ещё очень и очень многое — начиная от растискивания в каждой отдельной секции печатной машины и заканчивая банальным микроклиматом в печатном цехе. Допуски по растискиванию на протяжении тиража, к примеру, тоже нашли отражение в нормах и правилах.

Возвращаясь к нашему примеру из практики: Зритель, пролистывая такое издание, как правило, практически не обратит внимание на неидеальное совпадение цветов у одинаковых цветных объектов, расположенных на разных страницах в многостраничном издании. Профессиональный же полиграфист не преминет пролистать и проверить подобное издание на разнотон. Точно также заказчик-перфекционист нередко склонен предъявить претензии к типографии на предмет подобного несовершенства. Но только что мы наглядно показали, что разнотон практически неизбежен, а тот разнотон, что лежит в пределах норм, называется приемлемым. Самая сложная задача при оценке готового издания и разнотона в нем — выяснить уровень его приемлемости. Фактически без инструментального контроля образца тиражного печатного листа (с отпечатанной на нем шкалой оперативного контроля) здесь никак не обойтись. Именно поэтому мы храним образцы таких листов, чтобы при необходимости проверить параметры печати и профессионально прояснить для заказчика спорные вопросы. Особенно касающиеся такого субъективного свойства, как цвет.

Как же избежать разнотона?
Абсолютно полностью избежать разнотона нельзя, но можно (понимая его причины), таким образом смакетировать своё издание, чтобы несовершенство полиграфической технологии не сказалось бы явным образом на внешнем виде и потребительских качествах издания.
В связи с этим несколько практических советов.
1. Постарайтесь не раскрашивать визуальные развороты многостраничного издания цветными плашками-фонами или градиентами, размещаемыми на весь разворот, либо переходящие со страницы на страницу (которые фактически могут печататься на совершенно разных печатных листах).
2. Если всё же не удаётся избежать размещения на нескольких страницах одного и того же цветного объекта (плашки, фона, градиента и т.п.), то постарайтесь минимизировать количество CMYK-цветов, из которых он состоит. Простая зависимость: чем меньше цветов, тем менее заметным будет итоговое отклонение по цвету.

X

Заявка на расчет